• тифлисские ворота

Поиск

Дуэль Лермонтова

«Государь Император, Николай I повелеть соизволил: Майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию».

Вехи истории

24 июля 1822 г. 

Указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом». Указ предусматривал передачу производства всех судных дел по округам на уездные суды; предоставление залинейным народам права рассматривать гражданские споры на основании прежних обычаев или под наблюдением особо назначенных для этого чиновников, в уголовных же преступлениях подвергать военному суду; подчинение Моздокскому и Кизлярскому комендантам городской и земской полиции в этих округах.

Гюлистанский мирный договор [1813 г.]

   12 октября 1813 г. в Гюлистане был подпи

сан мирный трактат, состоящий из 11 статей. Основой мирного соглашения стал принцип status quo ad presentem, то есть установление границ по территориям, оккупированным в ходе войны. Согласно ст. II, судьба Талышин- ского ханства окончательно должна была решиться при демаркации границ, в после- дующем эта статья стала предметом разно- гласий и противостояний двух держав. Ст. III признавала за Россией ханства Карабахское, Гаджинское, Щекинское, Ширванское, Дер- бентское, Кубинское, Бакинское и Талышин- ское, а также «...весь Дагестан, Грузию с Шу- рагельской провинцией, Имеретию, Гурию, Мингрелию и Абхазию». Западная Грузия находилась в составе Османской империи, что подтверждалось Россией в Бухарестском договоре 1812 г. Ст. V предоставляла только России право содержать военно-морской флот на Каспийском море.

ГЮЛИСТАНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР [1813 г.]

Во имя Господа Всемогущего. 

   Его Императорское Величество Всепресветлейший и Державней

ший Великий Государь Император и Самодержец Всероссийский и его Величество Падишах, Обладатель и Повелитель Персидского Государства; по Высокомонаршей любви Своей к обоюдным Их подданным, имея искреннее взаимное желание положить конец бедствиям войны, сердцу Их противной, и восстановить на прочном основании твердый мир и добрую соседственную дружбу, существовавшую издревле между Империею Всероссийскою и Персидским Государством, рассудили за благо назначить для сего праведного и спасительного дела Полномочными Своими: Его Величество Император Всероссийский, Превосходительного Николая Ртищева, Своего Генерал-Лейтенанта, Главнокомандующего войсками в Грузии и на Кавказской линии и проч., А Его Величество Шах Персидский, Своего Высокостепенного и Высокопочтенного Мирзу-Абул-Хассан-Хана, бывшего чрезвычайным посланником при Дворах Турецком и Английском, избранного между Персидскими Начальниками, ближайшего Чиновникасвоего Государя,Советника Тайных дел Высочайшего Персидского Двора, происходящего из Визирской фамилии, Хана второго класса при Дворе Персидском и имеющего от своего Государя отличную милость, состоящую в кинжале и сабле, бриллиантами украшенных, в шалевом платье и лошадином уборе, осыпанным бриллиантами; вследствие чего, Мы вышепоимянованные уполномоченные съехавшись Карабахского владения в урочище Гюлистане при речке Зейве и по размене полномочий, рассмотрев каждый со своей стороны все касающиеся до постановляемого нами от имени Великих наших Государей мира и дружбы, в силу данной нам власти и Высочайших полномочий постановили и утвердили на вечные времена следующие статьи: 

   Ст. I. Вражда и несогласия, существовавшие доселе между Российскою Империею и Персидским Государством, прекращаются отныне впредь сим трактатом, и да будет вечный мир, дружба и доброе согласие между Его Императорским Величеством Самодержцем Всероссийским и Его Величеством Шахом Персидским, Их наследниками и преемниками Престолов, и обоюдными их Высокими Державами. 

   Ст. II. Поелику чрез предварительные сношения между двумя Высокими Державами, взаимно соглашалось уже, чтобы постановить мир на основании Status quo ad presentem, то есть, дабы каждая сторона осталась при владении теми землями, Ханствами и владениями, какие ныне находятся в совершенной их власти; то границею между Империею Всероссийскою и Персидским Государством, от сего времени впредь, да будет следующая черта: начиная от урочища Одина-Базара прямою чертою чрез Муганскую степь до Едибулукского брода на реке Аракс, оттоль вверх по Араксу до впадения в оную речки Капанакчая, далее же правою стороною речки Капанакчая до хребта Мигринских гор и оттуда продолжая черту межами Ханств: Карабагского и Нахичеванского хребтом Алазерских гор до урочища Даралагеза, где соединяются межи Ханств: Карабагского, Нахичеванского, Ереванского и части Елисаветпольского округа (бывшего Ганжинского Ханства) потом, от сего места межею, отделяющею Ереванское Ханство от земель Елисаветпольской округи, так же Шамшадильской и Казахской до урочища Эшок-Мейдана; и от оного хребтом гор по течению правой стороны речки и дороги Гимзачимана по хребту уже Бамбакских гор до угла межи Шурагельской; от 

сего же угла до верху снеговой горы Алагеза, а отсель, по хребту гор межею Шурагельскою, между Мастарасом и Артиком до речки Арпачая. Впрочем, как Талышинское владение в продолжении войны переходило из рук в руки, то границы сего Ханства со стороны Зинзелей и Ардавиля, для большей верности, определены будут по заключении и ратификации сего Трактата избранными с обеих сторон Комиссарами со взаимного согласия, кои под руководством Главнокомандующих с обеих сторон сделают верное и подробное описание земель, деревень и ущелий, также рек, гор, озер и урочищ, кои до настоящего времени находятся в действительной власти каждой стороны и тогда определится черта границ Талышинского Ханства на основании Status quo presentem, таким образом, чтобы каждая сторона осталась при своем владении. Равным образом и в вышеупомянутых границах, ежели что перейдет за черту той или другой стороны, то по разобрании Комиссарами обеих Высоких Держав, каждая сторона, на основании Status quo ad presentem, доставить удовлетворение. 

   Ст. III. Его Шахское Величество, в доказательство искренней приязни Своей к Его Величеству Императору Всероссийскому, сим торжественно признает, как за Себя, так и за Высоких Преемников Персидского Престола, принадлежащими в собственность Российской Империи Ханствы: Карабагское и Гпнжинское, обращенное ныне в провинцию под названием Елисаветпольской; так же Ханствы: Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышенское с теми землями сего Ханства, кои ныне состоят во власти Российской Империи. При том весь Дагестан, Грузию с Шурагельскою провинциею, Имеретию, Гурию, Мингрелию и Абхазию, равным образом все владения и земли, находящиеся между постановленную ныне границею и Кавказскою линиею, с прикосновенными к сей последней и к Каспийскому морю землями и народами. 

   Ст. IV. Его Величество Император Всероссийский, в оказание взаимной приязненности своей к Его Величеству Шаху Персидскому и в доказательство искреннего желания Своего видеть в Персии, сем соседнем Ему Государстве, самодержавие и господственную власть на прочном основании, сим торжественно за Себя и Преемников Своих обещает тому из сыновей Персидского Шаха, который от него назначен будет Наследником Персидского Государства,оказывать помощь в случае надобности,дабы никакие внешние неприятели не могли мешаться в дела Персидского Государства и дабы,помощью Высочайшего Российского Двора, Персидский Двор был подкрепляем. Впрочем, если по делам Персидского Государства произойдут споры между Шахскими сыновьями, то Российская Империя не войдет в оные до того времени, пока владеющий тогда Шах не будет просить об оной. 

   Ст. V. Российским купеческим судам, по прежнему обычаю предоставляется право плавать у берегов Каспийского моря и приставать к оным; при чем со стороны Персиян должна быть подаваема дружественная помощь во время кораблекрушения. Сие же самое право предоставляется и Персидским купеческим судам по прежнему обычаю плавать по Каспийскому морю и приставать к берегам Российским, где взаимно, в случае кораблекрушения, должно быть оказываемо Персиянам всякое пособие. В рассуждении же военных судов: то как прежде войны, так равно и во время мира и всегда Российский военный флаг один существовал на Каспийском море; то в сем уважений и теперь предоставляется ему прежнее право с тем, что кроме Российской Державы, никакая другая держава не может иметь на Каспийском море военного флага. 

   Ст. VI. Всех пленных обоих сторон, взятых в сражении, или обывателей, захваченных в плен Христиан и других законов, следует отпустить сроком в три месяца после заключения и подписания Трактата, снабдив с каждой стороны продовольствием и дорожными издержками до Караклиса, где пограничные Начальники, для принятия пленных, взаимно между собою снесутся. Бежавшим же своевольно, или по преступлениям предоставляется свобода возвратиться в Отечество свое всем, кои добровольно того пожелают, а кто не пожелает возвратиться, какой бы нации ни был, тех не принуждать. При том бежавшим с обоих сторон даруется амнистия или прошение. 

   Ст. VII. Сверх всего вышесказанного Его Величество Император Всероссийский и Его Величество Шах Персидский соизволяют, чтобы взаимные Высоких Дворов Их Министры или Посланники, посылаемые в случае надобности, в резиденции к Их Величествам принимаемы были соответственно званию их и важности дел им порученных; а определяемые от них, по прежним примерам, где за нужное рассудится, в городах для покровительства торговли Агенты или Консулы, кои не имели бы при себе свиты более десяти человек, пользовались бы, как доверенные чиновники, приличным званию их уважением и почестями, с предписанием не только их отнюдь не обижать, но в обидах обоих сторон подданным, по представлению их, делать праведный суд и доставлять обиженным праведное удовлетворение. 

   Ст. VIII. Что касается до торговых сношений, между обоюдными подданными Их Величеств, кои будут иметь от своих Правительств, или пограничных Начальников, от Правительства постановленных, письменные виды в доказательство, что они подлинно купцы, подданные Российские или Персидские, дозволено будет ездить сухим путем и морем свободно в оба Высокодоговаривающиеся Государства, жить в оных, сколько кто пожелает, и купечество отправлять,также и обратный выезд иметь без всякого задержания.Товары, 

привозимые в Персию из мест, Российской Империи принадлежащих, и взаимно из Персии в оные вывозимые, продавать и на другие товары менять. В спорах, случающихся между купцами обеих Высоких Держав, в долгах и других жалобах ведаться обыкновенным порядком, относясь к Консулу или Агенту, а где оного не будет, то к местному Начальнику, которые и обязаны, рассмотрев просьбы их по сущей справедливости, сами ли делать, или требует через кого следует, должное удовлетворение и отнюдь не допускать, чтобы им оказана была какая-либо обида и притеснение. 

Купцам Российским подданным, приехавшим в Персию, свободно будет ездить оттуда с товарами и в другие Государства, дружественные с Персией, если пожелают; на что для свободного пропуска Персидское Правительство не оставит снабжать их надлежащими паспортами, и что также взаимно соблюдаемо будет Российским Правительством в рассуждении Персидских купцов, кои пожелают через Россию по торговым делам своим отправиться в другие Государства, дружественные с Россией. В смертном же случае кого-либо из Российских подданных, в Персию заехавших, или на жительстве находившихся, пожитки их и иное имение движимое и недвижимое, как принадлежащее подданным дружественной Державы, первое без удержания и утайки отдавать на законном основании с расписками их товарищам или родственникам, а последнее позволять тем родственникам продавать, кому они захотят, по их желанию и в их пользу, как сие всегда делается в Российской Империи в во всех просвещенных Государствах, не взирая какой бы кто Державы ни был. 

   Ст. IX. Пошлин с товаров, Российскими купцами привозимых в Персидские города или порты, взимать не более пяти процентов со ста, не требуя оных вторично, куда бы те купцы с тем товаром своим не ехали, и столько же с вывозимых оттуда Персидских товаров, а более никаких сборов, податей, налогов и пошлин, ни под каким предлогом и вымыслом не требовать, каковые пошлины и на таком же основании, взаимно должны быть единожды взыскиваемы и с Персидских товаров, привозимых Персидскими подданными в Российские города или порты, так как и с вывозимых. 

   Ст. Х. По привозе товаров на берег или в порт, либо сухим путем в пограничные города обеих договаривающихся Держав, предоставляется свобода обоюдному купечеству продавать свои товары и другие покупать, или на мену получать, не спрашивая на то позволения от Таможенных Правителей или откупщиков, коих долг есть смотреть, чтобы торговля имела беспрепятственное обращение и чтобы исправно взыскиваемы были узаконенные пошлины в казну с продавца или с покупщика, по добровольному их в том условию. 

   Ст. XI. По подписании сего Трактата, уполномоченные обеих Высоких Держав взаимно и без отлагательства отправлять во все места надлежащее о сем известие и повеления о немедленном 

всюду прекращении военных действий. 

   Настоящий Трактат вечного мира, в двух равногласных экземплярах с Персидским переводом писанный и вышеозначенными обеих Высоких договаривающихся сторон Уполномоченными подписанный, печатями их утвержденный и взаимно ими размененный иметь быть со стороны Его Величества Императора Всероссийского и со стороны Его Величества Шаха Персидского утвержден и ратификован торжественными Ратификациями за подписаниями своеручными Их Величеств. 

   Доставление же оных ратификованных сего Трактата экземпляров иметь последовать взаимно присылкою от Высоких сих Дворов к вышесказанным их Уполномоченным сроком через три месяца. 

   Заключен в Российском лагере Карабагского владения в урочище Гюлистан при речке Зей- ве, в лето от Рождества Христова 1813, месяца Октября 12 дня, а по Персидскому исчислению 1228, месяца Шавалла 29 дня.

   При подписании Гюлистанского договора к нему был приложен «Сепаратный акт», согласно которому иранская сторона при ратификации договора императором имела право просить у него уступки Персии некоторых территорий Закавказья, уже вошедших в состав России, и включение которого дало возможность Ирану вернуться к пересмотру пунктов договора. Требование Ирана о пересмотре мирного договора основывалось не только на поддержке Англии и ряда проирански настроенных правителей Кавказа, но и на нечеткости формулировок «Сепаратного акта» и некоторых статей текста самого Гюлистанского договора и затягивании его ратификации императором. Приграничный вопрос давал обеим сторонам возможность в любое время вступить в конфликт и, «если даже пограничная линия... была бы очерчена, то все равно война началась бы, ибо каждая сторона могла найти для себя повода».

   Таким образом, Гюлистанский договор не стал прочным юридическим фундаментом для стабилизации обстановки на Кавказе и установления дружеских отношений между Россией и Ираном, как это было декларировано в преамбуле договора, тем более что Иран и Турция планировали возвращение своих бывших кавказских территорий, а Россия стремилась расширить границы до «естественных рубежей по рекам Кура, Аракс и Арпачай».