• тифлисские ворота

Поиск

ПЕРВЫЙ СОСТАВ СТАВРОПОЛЬСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА

Штукин М.П. – Председатель Ставропольского окружного суда

Аверкиев Д.Ф. – Товарищ (помощник) председателя Ставропольского окружного суда

Синельников В.Н. – Прокурор Ставропольского окружного суда

Вехи истории

5 мая 1785 г.

Указ Екатерины II об образовании Кавказского наместничества, включившего две области: Кавказскую и Астраханскую. В Кавказскую область
входили уезды: Екатериноградский,
Кизлярский, Моздокский, Георгиевский,
Александровский и Ставропольский. Административным
 центром стал
Екатериноград.

Ясский мирный договор между Россией и Турцией. 1791 г.

ЯССКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РОССИЕЙ И ТУРЦИЕЙ 1791 г., 29 ДЕКАБРЯ (1792 г., 9 ЯНВАРЯ) 

Преамбула

Трактат вечнаго мира и дружбы, заключенный между Империею Всероссийскою и Оттоманскою Портою в Яссах в 29 день Декабря 1791-го года чрез назначенных к тому с обеих Сторон Полномочных и подтвержденный обоюдными ГосударскимиРатификациямиразмененнымимеждувзаимными Полномочными в Яссах в 29 день Генваря 1792 года. 

   Во имя Господа Всемогущаго. 

   ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО Всепресветлейшая и Державнейшая Великая Государыня ИМПЕРАТРИЦА и САМОДЕРЖИЦА Всероссiйская, и ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО Всепресветлейшiй и Державнейший Великий Государь ИМПЕРАТОР Оттоманской, имея искреннее взаимное намерение, дабы продолжающаяся настоящая между обоюдными Государствами война прекращена, мир же, дружба и доброе согласие прочным образом возстановлены были, разсудили за благо сие доброе и спасительное дело препоручить старанию и руководству уполномоченных к тому, и именно: от ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Самодержицы Всероссийской, Сиятельнейшаго Графа Александра Андреевича Безбородка, Высокопревосходительнаго Господина Действительнаго Тайнаго Советника и Орденов ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА Кавалера, а от ЕГО СУЛТАНОВА ВЕЛИЧЕСТВА, Сиятельнейшаго и Высокопревосходительнаго Господина Верховнаго Везиря блистательной Порты Оттоманской Юсуф Паши, с тем, чтоб для постановления, заключения и подписания мирнаго договора избраны, назначены и подлежащею полною доверенностию от обЪих сторон снабдены были достойныя особы: в следствие чего от стороны Российской Императорской избраны и уполномочены Превосходительные и Высокопочтенные Господа: Александр Самойлов, от Армiи ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА Генерал-Порутчик, Действительный Каммергер, Правитель Канцелярии Высочайша- го ЕЯ Совета и разных орденов Кавалер; Iосиф де Ривас, отъ Армии Генерал-Маиор, Командующий Гребным флотом и разных орденов Кавалер; и Сергей Лашкарев, Статский Советник и Кавалер; со стороны же блистательной Порты Оттоманской, Превосходительные Господа: Рейс Еффенди Ессенд Абдуллаг Бири; Орду Кадысы, и Титлом Стамбул Еффендiя облеченный; Ессепд Ибраим Исмет Бей, и Рузнамеджи Еввел Мугамед Дурри Еффенди; которые, собравшись в городе Яссах, постановили и заключили для вечнаго мира между обеими Империям и нижеследующия Статьи: 

   Статья 1. 

   Между ЕЯ ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВОМ Самодержицею Всероссийскою и ЕГО СУЛТАНОВЫМ ВЕЛИЧЕСТВОМ, Их Наследниками и Преемниками Престолов, також между Их верноподданными Государствами, от ныне и на всегда да пресекутся и уничтожатся всякия неприязненныя действия и вражда, и да предадутся оныя вечному забвению; вопреки же тому да будут восстановлены и сохранены на твердой земле и водах вечный мир, постоянная дружба и ненарушимое доброе согласие сопровождаемое искренним, наиприлежнейшим и точным исполнением постановляемых ныне Статей мирнаго договора, так что впред с обеих сторон один против другаго да не воздвигнет ни тайным, ни явным образом какого либо действия неприязненнаго или поступка Трактатам противнаго; силою же возобновляемой толь искренней дружбы дозволяют обе стороны взаимную Амнистию и общее прощение всем тем подданным без всякаго отличия, как бы то ни было, которые соделали какое либо противу одной или другой стороны преступление, освобождая на Галерах или в темницах находящихся, позволяя возвра- титься изгнанным и ссылочным, и обещая после мира возвратить онымъ все чести и имения, которыми они прежде пользова- лися, не делая и не допуская других делать им какiя либо не наказуемыя ругательства, убытки или обиды под каким бы то пред- логом ни было; но чтоб каждый из них мог жить под охранением и покровительством законов и обычаев земли их на равне с свои- ми соотчичами.


Статья 2. 

   Трактатмира 1774 года июля 10, а Эгиры 1188 года 14 дня Луны Джемазиель - Еввеля, изъяснительная конвенция 1779 года марта 10, а Эгиры 1193 года 20 дня Джемазиель-Ахыра; трактат торговли 10 июня 1783, а Эгиры 1197 года 21 Реджеба, и акт, объясняющий присоединениекРоссийскойИмперииКрымаиТамана,ичтограницеюестьрекаКубань,1783года декабря 28 дня, а Эгиры 1198 года 15 Сафара, силою сего мирного договора подтверждаются во всех их статьях, исключая те только, которые сим трактатом или же и прежними в одном после другого отменены, и обе Высокие договаривающиеся стороны обязуются оные свято и ненарушимо содержать и с доброю верою и точностью исполнять. 

   Статья 6. По утверждении статьею второю сего мирного договора, в числе прочих трактатов, акта 28 декабря 1783 года постановленного, касающегося до присоединения и Империи Всероссийской Крыма, Тамана и определяющего границей в той стороне между обеими договаривающимися сторонами реку Кубань, Блистательная Порта Оттоманская, в изъявление, что она на времена будущие желает отдалить все, что мир, тишину и доброе согласие между обеими державами возмутить может, обещает и обязуется торжественно употребить всю власть и способы к обузданию и воздержанию народов, на левом берегу реки Кубани обитающих при границах ее, дабы они на пределы Всероссийской Империи набегов не чинили, никаких обид, хищничеств и разорений Российско-Императорским подданным и их селениям, жилищам и землям не приключали ни тайно, ни явно и ни под каким видом людей в неволю не захватывали; о чем со стороны Блистательной Порты строжайшие прещения под страхом жестокого и неизбежного наказания, кому следует, даны, и в тех местах после размены ратификаций на настоящий мирный договор обнародованы быть долженствуют непременно: если же и за таковым постановлением в сем трактате и чинимым подобным помянутым народам прошением, отважатся кто либо из них учинить набег в границы Империи Всероссийской и там приключить вред, убыток или разорение, или скот, или что другое украдут, или увезут, или людей российских в неволю захватят, в таком случае, по прине сении жалобы, скорое и неотложное удовлет- ворение имеет быть доставлено, возвращением пограбленного и украденного, наипаче же непре- менным и никакой оговорке неподтвержденным отысканием и освобождением людей российских или захваченных, награждением убытков тем нанесенных и примерным на границе наказанием виновных в присутствии коммисара от погра- ничного российского начальства назначаемого; буде же, паче всякого чаяния, таковое удо- влетворение в полгода от принесения жалобы не было бы доставлено, Блистательная Пор- та обязуется сама все убытки заплатить из казны ее в месяц по подаче рекламации от ми- нистра Росскийско-императорского, разумея притом, что положенные выше наказания за нарушение спокойствия границ соседних неп- ременно и точно исполнены быть имеют без отлагательства. 

   Несмотря на это, после Ясского мира 1791 г. османские власти снова замет- но активизировали свою кавказскую политику. Избегая открытого столкнове-ния с Россией, Турция стремилась возродить былое влияние посредством усиления торгово-хозяйственных, военно-политических и религиозных связей населения Северо-Западного Кавказа с глубинными районами империи, которые осуществлялись через вновь отстроенные крепости Суджук-Кале и Анапу32. 

   Проводилась политика и объединения горцев Западного Кавказа под эгидой Османской империи. Но она, однако, не предусматривала политической консолидации народов, в ее основе лежало стремление подчинить централизованному контролю турецкой администрации военно-экономический потенциал региона с целью дальнейшего использования кавказских народов в вооруженной борьбе против России. 

   В начале XIX века Россия находилась в состоянии поиска путей и методов установления контроля над обстановкой на Кавказе, что осложнялось наличием фактора соперничества с Турцией, Ираном и стоявшими за ними европейскими державами. Российская империя в рассматриваемый промежуток времени была преимущественно занята европейской политикой. Между тем, внутренние социально-экономические процессы в крае, а также сложная международная обстановка заставляли российское правительство искать эффективные средства закрепления на Кавказе. 

   Турция и Иран, несмотря на наметившийся упадок в их экономике и социально-политической сфере, продолжали играть в регионе важную роль при поддержке ев-ропейских держав. На Черноморском побережье Северного Кавказа Турция владела рядом крепостей, но фактически территория Кубанского левобережья продолжала оставаться неподконтрольной османским властям. Последним приходилось порой ощущать на себе особенности набеговой системы горцев. Россия, связанная с Пор той союзническими обязательствами, до 1806 года старалась не поддаваться на про-вокации и без лишней необходимости не преследовать горцев на территории, фор- мально принадлежащей Турции. В это время действия османских и персидских агентов ухудшали отношения России с кавказскими народами, но не могли реши- тельно переломить ситуацию в пользу региональных империй. Российским властям на Кавказе приходилось противостоять не только подрывной деятельности Тегерана и Стамбула, но и произвольной трактовке подданства и присяги местными правителями и «вольными обществами». 

  

 Следует отметить, что Кавказ являлся для Англии и Франции точкой политического давления на Российскую империю. Дипломатическая и военно-консультативная деятельность указанных стран в регионе позволяла частично отвлечь Петербург от европейских проблем. Дипломатические игры Первой империи и Великобритании зависели от европейских событий. Франция и Англия поддерживали у Персии и Османской империи претензии на территорию Кавказа. По сути, они подталкивали региональные державы к столкновению с Россией, что выражалось в попытках создания антироссийских союзов, снабжении оружием, боеприпасами, помощи военных специалистов армиям султана и шаха. Были сделаны попытки закрепления британских и французских коммерсантов и военных на Черном и Каспийском морях. Российская дипломатия стремилась ограничить всеобъемлющее влияние европейских дипломатов на турецкое и персидское правительство33. Реально переломить ситуацию в свою пользу Россия смогла лишь после военных побед над Турцией и Ираном и разгрома наполеоновской Франции. 

   Политика Франции в регионе в 1801–1812 годах имела незначительные последствия для России. Кавказ в политике Наполеона был лишь средством для дипломатических манипуляций и угроз английским колониям. После завершения наполеоновских войн Франция практически уходит с территории Кавказа, и ее присутствие оставалось лишь на уровне дипломатических представительств и консульств. Дипломатия Великобритании была нацелена на дестабилизацию обстановки на Кавказе. Вне зависимости от состояния взаимоотношений Лондона и Петербурга ее деятельность была направлена против упрочения позиции России на указанной территории. 

   Россия, учитывая международную обстановку, пыталась на Северо-Восточном Кавказе вести более осторожную политику, последовательно проводить линию «ласкания» местных владетелей, одновременно продолжая строительство Кавказской линии. Все это дало позитивный результат. В 1792 г. ряд владетелей Северо-Восточного Кавказа решили принять подданство России, а это, в свою очередь, усилило антироссийскую деятельность Турции в регионе, находившую всестороннюю поддержку Англии и Франции. 

   На рубеже XVIII–XIX вв. кавказская политика России носила двоякий характер: с одной стороны, она пыталась выставить себя в качестве «миротворца», а с другой – прибегала к использованию военной силы34. 

   В свою очередь, как уже было сказано выше, сначала наполеоновская Франция, а потом и Англия стремились отвлечь внимание России от западных проблем обострением российско-иранских и российско-турецких отношений на Балканах и на Кавказе, субсидируя антироссийскую политику Османской империи и Персии в регионе. 

   Таким образом, причинами провала дипломатических переговоров России с Ираном и Турцией, проходивших в 1807–1808 гг., стали, с одной стороны, активное противодействие Англии, Франции и Австрии; а с другой – территориальные претензии самих воюющих сторон друг к другу35. К этому времени относится и усиление позиции Великобритании в Стамбуле и Тегеране. Успехом английской дипломатии стало подписание двух договоров в 1809 г.: англо-иранского и англо-турецкого. В том же году Лондон организовал союз Турции и Ирана, предусматривавший объединение военных сил на кавказском фронте. В целом политику Англии и Франции в период с 1801 по 1815 годы характеризовало практически неизменная ориентированность против российского присутствия на Кавказе. 

   В этот период одновременно с военными действиями шли дипломатические переговоры о заrлючении мира России с Турцией и Ираном. 

   С самого начала российско- иранской и российско-турецкой войн условия будущего мирного договора стали предметом торга европейских держав с Россией и Турцией. Париж одновременно вел переговоры в отдельности с Петербургом, Стамбулом и Тегераном. Таким путем Наполеон стремился добиться максимальных уступок от договаривающихся сторон, как в Европе, так и на Ближнем Востоке36. При этом одним из центральных вопросов во франко–российских переговорах в Тильзите стал раздел самой Османской империи. 

   В качестве условий перемирия в 1807 г. на кавказском фронте стал принцип status guo ad presentem: каждый на своей стороне располагается, как хочет; также принятие ахалцихским пашой обязательства пресечь набеги дагестанцев на грузинские владения. 

   Во время переговоров в Яссах российской делегацией было решено вывести за рамки обсуждений вопрос о набегах дагестанских отрядов. Однако выдвигаемые взаимонеприемлемые условия заключения мира были основными причинами безрезультатных исходов переговоров в Яссах. После подписания в 1809 г. англо-турецкого договора Османская империя в 1810 г. возобновила военные действия. 

   В 1810 г. российское правительство решило включить в условия будущего мира согласие Порты на передачу России Ахалцихского пашалыкства, «...служащего хищным лезгинам... верным убежищем». Но переговоры вновь завершились безрезультатно. Османская империя чувствовала приближение франко-российской войны. Однако непредсказуемость итогов будущей войны подтолкнули Турцию к подписанию мирного договора 16 мая 1812 г. в Бухаресте. 

   Александр I, ратифицировав Бухарестский договор, в предписаниях Главноуправляющему на Кавказе Ртищеву (5 августа 1812 и 7 января 1813 гг.) давал указания «не спешить с возвращением» Турции крепостей Кавказа, занятых российскими войсками в ходе войны 1806–1812 гг., «стараясь как можно дольше удержать их» за российской стороной38. В свою очередь, Турция, истолковывая псвоему статьи Бухарестского договора, потребовала возвра- тить ей «как бывшие турецкие владения на Северном Кавказе», так и Абхазию, Имеретию, Мингрелию и Гурию, т. е. всю Западную Грузию39. Россия рассматри- вала эти требования как «...превышение предела» ст. VII Бухарестского договора40. 

   Для оказания давления на Россию, Турция открыто поддерживала Персию в российско-иранской войне, призывала мусульман Кавказа к священной войне против «неверных» и т. д. 

   Россия, ведя войну на два фронта, продолжила одновременно и мирные переговоры с Ираном. Тегеран еще в 1804 г. предложил подписать мирный договор, однако мирный процесс длился 9 лет, прерываясь и возобновляясь, идя параллельно с военными действиями. Их объединял один фактор: обе стороны выдвигая встречные условия, до конца стояли на позициях. Иран, несмотря на неудачи в войне, настойчиво предлагал подписать мир на основании status quo с признанием законной власти Фетх-Али-шаха, а Россия – уступки Тегераном территории по рекам Кура, Аракс и Арпачай. Для достижения поставленной цели обе стороны использовали все средства. Так, Петербург даже пытался подкупить персидских министров; обе стороны в дискуссиях пытались подкрепить свои позиции ссылками на историческое прошлое41. 

   Так, Цицианов утверждал, что Дагестан и другие территории Закавказья издревле находились в составе Грузии, а Аббас-Мирза заявлял о распространении границ Персидской империи до земель Моздока. Одним из дискуссионных вопросов был вопрос о Восточной Грузии, возвращения которой упорно добивался Иран. Если Россия в переговорах с Турцией учитывала условия прежних договоров, то в переговорах с Ираном она игнорировала предыдущие российско-персидские соглашения42. 

   Согласно Финкенштейнскому договору 1807 г., Париж стал активно вмешиваться в российско-иранские переговоры. Ст. II гарантировала Ирану «неделимость его нынешних границ», а ст. III признавала Грузию как «...законно принадлежащую Персии». В 1809 г. Иран подписал с Англией договор, направленный против России и Франции. Согласно ст. IV, Великобритания брала на себя обязательства обеспечения иранской армии военно-техническим снаряжением или денежными субсидиями, а также заверяла, что если «...британский король заключит с европейским государством, – говорилось в документе, – занявшим персидскую территорию, мир, то он направит все усилия на заключение мира также и между этим государством и Ираном»43. Кроме того, в договоре оговаривались сроки предоставления этих субсидий – до тех пор, пока занята «территория Ирана европейскими войсками», или же до заключения мира.