• тифлисские ворота

Поиск

Дуэль Лермонтова

«Государь Император, Николай I повелеть соизволил: Майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию».

Вехи истории

24 июля 1822 г. 

Указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом». Указ предусматривал передачу производства всех судных дел по округам на уездные суды; предоставление залинейным народам права рассматривать гражданские споры на основании прежних обычаев или под наблюдением особо назначенных для этого чиновников, в уголовных же преступлениях подвергать военному суду; подчинение Моздокскому и Кизлярскому комендантам городской и земской полиции в этих округах.

Правовое положение Северного Кавказа в контексте медународных договоров второй половины XVIII - первой трети XIX века.

После заключения Кючук-Кайнарджийского договора отношения между Российской империей и Северным Кавказом перешли на новый уровень. В этот период началось окончательное заселение и освоение Предкавказских степей. В результате проведения военно-казачьей и крестьянской колонизации стало активно расти население Кавказской линии, достигнув, например, в 1785 г. 200 тыс. человек. В это же время начались мероприятия по сооружению сплошной кордонной линии от Моздока до Азова, завершившиеся созданием правого фланга, центра и левого фланга, которые к концу XVIII века составили единую Кавказскую линию, протянувшуюся вдоль Терека и Кубани от Каспийского до Черного моря. 

   Последствия русско-турецкой войны для Северного Кавказа состояли и в том, что там после многих десятилетий явного и скрытого соперничества между Россией и Турцией произошел заметный перевес в пользу России. Как уже указывалось выше, в 60-х – начале 80-х гг. XVIII века Осетия, Ингушетия, Чечня и Кабарда изъявили покорность России. Местные владетели и народы считали, что Россия брала их под свое покровительство, но это не означало умаления их самостоятельности, обычаев, верований, нравов и т. д. Русские власти зачастую понимали «подданство» буквально, что приводило к острым конфликтам, кульминацией которых стала Кавказская война. 

   По сравнению с «царствами», «княжествами» и «ханствами» Закавказья раннеполитические и догосударственные образования Северного Кавказа являлись в гораздо большей степени объектами, чем субъектами международных отношений. Их интересы отодвигались на второй план перед соображениями «высокой» политики и дипломатии. Так, в жертву русско-иранскому союзу были принесены спокойствие и благополучие многих народов Дагестана. А в жертву планам Петербурга в Крыму, Причерноморье и на Украине – надежды прорусских «партий» на Северном Кавказе. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 года, санкционировавший присоединение Кабарды и Осетии к России и формальную независимость ногайцев Северо-Западного Кавказа, лишний раз подтвердил, что решение вопроса о международно-правовом статусе этого региона является прерогативой великих держав и не принадлежит к сфере двусторонних русско-северокавказских отношений. 

   Кючук-Кайнарджийский договор развязал России руки на Центральном Кавказе и в Предкавказье (а также в Крыму – условием, согласно которому он признавался независимым, прежде всего, от турецкого султана). Началось строительство Азово- Моздокской линии (от устья Дона – Баталпашинск, Ставрополь, Георгиевск, Екатериноград, Моздок и более мелкие укрепления между ними). Возводятся форпосты и к югу от Азово-Моздокской линии, главным из которых был Владикавказ (1784 г.) у входа в Дарьяльское ущелье. В 1785 году учреждается Кавказское наместничество с центром в Екатеринограде. Южная граница России превращались в базу для военного и демографического наступления дальше на юг. На очереди встали территории, расположенные между Азово-Моздокской линией и Кубанью, заселенные ногайцами, которые находились в вассальной зависимости от крымского хана. 

   Но и Турция делала все, чтобы удержаться на Северном Кавказе.  В 1781 году она сооружает крепость в Анапе, укрепляет Сунжуккале и призывает черкесов к борьбе с Россией. 

   В 1783 году внутренние распри в Крыму дали России повод для вмешательства, в результате чего она присоединила и Крымское ханство и зависимую от него правобережную Кубань (Константинопольская конвенция 1783 г.) Сфера влияния Турции на Северном Кавказе резко сузилась. Тогда Порта сосредоточила свое внимание на черкесах левобережной Кубани, с которыми у нее были давние торговые (в основном работорговля), политические и отчасти духовно-культурные связи, осуществлявшиеся через турецкие крепости на Черноморском побережье. Турецкое влияние в Черкесии в той или иной форме проявлялось еще долго. Но постепенно оно вытеснялось влиянием русских, которое усиливалось и в других районах Северного Кавказа. 

   Во время второй русско-турецкой войны 1787–1791 гг. Турции и ее ставленникам, из которых особо видной фигурой был шейх Мансур, не удалось организовать массовый подъем северокавказских горцев против России, чтобы превратить регион в театр крупномасштабных боевых действий. 30 сентября 1790 года русские разгромили османов на реке Тохтамыш (около современного Черкесска), а 22 июня 1791 генерал И.В. Гудович взял штурмом Анапу. Несмотря на эти победы, Ясский мир 1791 года лишь подтвердил условия Кючук-Кайнарджийского договора и Константинопольской конвенции 1783 года, не принеся никаких территориальных изменений на Северном Кавказе. Россия согласилась вернуть Анапу и попрежнему считала закубанские народы зависимыми от Турции. Однако Турции пришлось признать присоединение к России Крыма, территории между Бугом и Днестром.