• тифлисские ворота

Поиск

ПЕРВЫЙ СОСТАВ СТАВРОПОЛЬСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА

Штукин М.П. – Председатель Ставропольского окружного суда

Аверкиев Д.Ф. – Товарищ (помощник) председателя Ставропольского окружного суда

Синельников В.Н. – Прокурор Ставропольского окружного суда

Вехи истории

24 июля 1822 г. 

Указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом». Указ предусматривал передачу производства всех судных дел по округам на уездные суды; предоставление залинейным народам права рассматривать гражданские споры на основании прежних обычаев или под наблюдением особо назначенных для этого чиновников, в уголовных же преступлениях подвергать военному суду; подчинение Моздокскому и Кизлярскому комендантам городской и земской полиции в этих округах.

Вхождение Северного Кавказа в состав Российской империи.

Северный Кавказ с древнейших времен привлекал многочисленные народы. Извест- ный исследователь А.И. Першиц так писал по этому поводу: «Кавказ еще с глубокой древности известен был разноплеменностью своего населения»1. А Я.П. Дуброва отмечала, что «В незапамятные времена уже привлекшего к себе искателей золотого руна, достаточно беглого взгляда на географическое положение кавказского перешейка, лежащего между двумя морями и между юго-восточной Европой и юго-западной Азией – двумя главными путями, которыми азиатские народы совершали свои передвижения в Европу, чтобы понять тот фатум, который неизбежно рано или поздно приводил русский народ к столкновению с Кавказом. Недаром владычество над ним попеременно искали и оспаривали друг у друга многочисленные народы и государства: с запада – греки, македоняне, римляне, византийцы, наконец, турки; с юга – персы, арабы, монголы; с севера – скифы, аланы, готы, хазары, гунны, авары, половцы, печенеги, наконец, русские. Кавказ был ключом, без которого невозможно было овладеть обширными равнинами и запереть их от вторжений все новых и новых племен и народов»2. Таким образом, Северный Кавказ имеет богатейшую историю, начало которой положено еще во II тысячелетии до н. э. 

   Фактическое вхождение территорий Северного Кавказа в состав Российской империи начинается еще с XV–XVI вв. С середины XV века народы Кавказа под- верглись нашествию со стороны Османской империи и Крымского ханства. На берегу Черного моря возникает ряд турецких крепостей – Матрега (Тамань), Темрюк, Суджук-кале, Анапа, Копыл, в которых располагались гарнизоны янычар. 

   Попытки крымских ханов и турецких султанов закрепиться в землях черкесов, абазин, кабардинцев и других народов Северного Кавказа встретили ожесточенное сопротивление со стороны последних. Генуэзский автор конца XV в. Георгий Интериано отмечал, что черкесы каждый день бились с татарами, причем «не-сколько человек гонят перед собой большую татарскую толпу, потому что они [черкесы] поворотливее, храбрее и лучше вооружены и лошади у них лучше»3. 

   С завоевателями вела борьбу и Россия. В середине XVI в. русское правительство совершило ряд крупных походов против Казанского ханства и утвердившегося там ставленника крымских ханов Сафа-Гирея и его сына Утемыш-Гирея. В результате этих походов в 1552 г. было завоевано Казанское ханство. В те же годы Россия овладела всем волжским путем и его конечным пунктом – Астраханью (1556 г.), благода-

ря чему Русское государство получило выход к Каспийскому морю. 

Все это привело к дальнейшему расширению русско-кавказских отношений5. Че- рез астраханских воевод, как и через воевод г. Терки, русское правительство смогло вступить в более тесные политические и экономические контакты с населением Северного Кавказа. 

   Однако в 60-е годы XVI века западно-адыгские племена попали в зависимость от Турции и Крыма, из- за чего связи с Русским государством оборвались. Турция стремилась удержать адыгейцев в зависимости, чтобы обеспечить свое господство на северо-восточном берегу Черного моря, и особенно на Таманском полуострове, прикрывавшем Азов6. Положение усугублялось бесконечными распрями внутри адыгейских племен и между ними. Другим фактором, обеспечивающим подчиненное положение адыгейцев от Крыма и Турции, было насильственное распространение между ними мусульманства7, хотя еще довольно длительное время у них продолжали сохраняться языческие верования и христианские обряды, которых они придерживались вплоть до XVIII в. 

   В Кабарде, несмотря на борьбу различных группировок кабардинских князей, а так- же нескончаемые притязания крымских ханов и турецких султанов, тесные связи с Русским государством сохранялись8. В 1732 г. кабардинские князья подтвердили свое подданство России, но здесь дело обстояло не так просто. После окончания русско- турецкой войны 1735–1739 гг. между Россией и Турцией 18 сентября 1739 г. под Белградом был подписан мирный договор9, согласно которому произошло разграничение сфер влияния над данной территорией между этими державами. Но Османская империя по-прежнему активно продолжала проводить политику вмешательства в кабардинские дела, пытаясь отстоять свои интересы в регионе. Россию, в свою очередь, не удовлетворяли многие условия Белградского мира, переговоры по отдельным пунктам которого продолжались еще длительное время. 

   Положение обострилось после подписания в 1772 г. в Карасу договора «вечного союза и дружбы» между Россией и Крымским ханством, согласно которому Кабарда признавалась в подданстве Российской империи10. Все это привело к новой агрессии Турции, направленной на захват Северного Кавказа и, как следствие, на установление власти над Центральным Кавказом, лишение России выхода к Черному морю, оттеснение ее от предгорной части Северного Кавказа и Закавказья. 

   Следствием явился ряд русско-турецких войн. Одной из самых длительных была война 1768–1774 гг. Однако победы русской армии, подкрепленные успехами русского флота, вынудили Турцию подписать мирный договор с Россией, который был заключен 10 июля 1774 г. в болгарской деревне Кючук-Кайнарджи11. Согласно договору, к России отходили Азов и приазовские земли, приморские крепости Керчь, Еникале и Кинбурн. Статьи договора устанавливали, что торговля и мореплавание купеческими кораблями разрешались во всех водах; при этом русские подданные пользовались преимуществами, предоставленными подданным Франции и Англии. Все это способствовало развитию не только торговых отношений Русского государства, но и хозяйственному освоению этих земель, укреплению их границ. Согласно ст. 21 договора, кабардинский вопрос был решен в пользу России, так как окончательное решение вопроса о политическом статусе Кабарды передавалось крымскому хану12, а с последним был заключен вышеуказанный договор 1772 г. в Карасу, где он признал Кабарду в составе Российской империи. Границей Большой Кабарды стала р. Малка, Малой Кабарды – р. Терек.