• тифлисские ворота

Поиск

ПЕРВЫЙ СОСТАВ СТАВРОПОЛЬСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА

Штукин М.П. – Председатель Ставропольского окружного суда

Аверкиев Д.Ф. – Товарищ (помощник) председателя Ставропольского окружного суда

Синельников В.Н. – Прокурор Ставропольского окружного суда

Вехи истории

12 ноября 1834 года

Сенатский Указ «Об определении в Кавказскую область гражданского губернатора», в соответствии с которым к нему переходили полномочия по вынесению окончательных приговоров по уголовным делам. Военно-судные дела оставались в полномочии военного губернатора, который возглавлял общее областное управление.

Новая власть-новый суд!

Центральным органом судебного управления стал Наркомат юстиции РСФСР. Комиссары юстиции на местах представляли местные органы судебного управления. Наркоматом был разработан проект первого советского документа о нормах правосудия – Декрета о суде № 1. Стремительно составленный проект декрета отражал расхождения во взглядах большевиков и левых эсеров. Первые считали необходимым упразднить все судебные органы и создать местный суд трудящихся в качестве суда первой инстанции. Левые эсеры предлагали оставить в неприкосновенности мировой суд, который пользовался доверием народа. Видя разгул преступности, эсеры настаивали также на создании окружных судов для разрешения более сложных категорий дел.Остро встала проблема: чем руководствоваться при вынесении решений? Большевики считали, что слом государственной машины влечет за со-бой уничтожение всех прежних законов. Однако невозможно было выносить судебные решения только на основании «революционной совести» и «революционного правосознания». Так, в Декрете о суде № 1 появилось примечание, отменявшее только те законы, которые противоречили принятым декретам и партийным программам. Как писал нарком юстиции П. И. Стучка, «наш декрет о суде сделал все возможные, с нашей точки зрения, уступки; он не отрицает целиком писаного закона, но отводит ему подобающее, в переходную эпоху, место… Действительно, формулировка эта страдает некоторой шаткостью, но она откровенна и нелицемерна. Она призывает самый народ решать вопросы о том, что еще остается в силе от прежних 16 томов свода законов и что из них уже окончательно отменено революцией»93. Но трактовка оставалась расплывчатой, и в третьем Декрете о суде от 20 июня 1918 г. право руководствоваться старыми законами было отменено. Важным новшеством Декрета о суде № 1 было законодательное утверждение ревтрибуналов – системы чрезвычайных судов, обладавших широчайшими полномочиями. В Декрете ВЦИК о революционных трибуналах от 12 апреля 1919 г. их задачей было определено рассмотрение «дел о контрреволюционных и всяких иных деяниях, идущих против всех завоеваний Октябрьской революции и направленных к ослаблению силы и авторитета советской власти». Ревтрибуналам было предоставлено «ничем не ограниченное право в определении меры репрессий». Эти суды формировались из рабочих, крестьян, солдат. Почти полное отсутствие в составе трибуналов юристов приводило к плачевным последствиям: «революционная совесть» зачастую подсказывала новоявленным судьям не самые справедливые решения.Историк суда Н. Н. Полянский писал о невыполнении Декрета о суде № 1 на местах, в частности в Ставрополье: «Декрет постановил об упразднении окружных судов, а Совет Народных Комиссаров Ставропольской губернии «Правилами о введении местных судов» сохранил окружной суд в Ставропольской губернии, только введя в него депутатов от местного исполкома»94. Несмотря на избрание комиссара юстиции Тесленко, в Ставропольской губернии сохранились действовавшие суды, институт судебных следователей и прокуратура. Мировые судьи выносили свои решения «именем верховной власти державы Российской» и по существу советской власти не признавали. Не было губернского ревтрибунала. Избранная в 1918 г. коллегия комиссариата юстиции в составе Гамаюнова (комиссара юстиции), Морозова и Вальяно вынесла решение о немедленной ликвидации окружного суда и съездов мировых судей. Они были заменены выборными народными судьями.

АКТ РАССЛЕДОВАНИЯ о грабежах и разбойных нападениях, произведенных большевиками в городе Ставрополе (Кавказском) с 15 октября по 2 ноября 1918 года.После изгнания из Ставрополя большевиков и водворения там власти, основанной на праве и законе, в производстве местных судебных следователей возникло множество дел о разбойных нападениях и грабежах, совершенных большевиками в период их властвования в Ставрополе с 15 октября по 2 ноября 1918 года. Осмотром этих дел, в количестве ста семи, было установлено, что не только дома частных лиц, но и многие казенные учреждения и судебные установления подверглись разгрому и расхищению. Так, 27 октября красноармейцами медико-санитарного отдела советской Таманской армии во главе с политическим комиссаром Курочкиным и помощником его Томазиным было разгромлено помещение окружного суда, причем были похищены и уничтожены книги законов и справок о судимости, уголовные дела, вещественные доказательства, многие предметы обстановки и канцелярского имущества, евангелие, крест и епитрахиль; была разбита касса, откуда взяты деньги и марки; затем при помощи вытребованных специалистов были взломаны замки во всех помещениях суда и разбито и уничтожено имущество и дела эва-куированных в Ставрополь из других городов судебных установлений. В помещении съезда мировых судей была разграблена часть канцелярского имущества. В камерах мировых судей 2-го и 3-го участков города Ставрополя и 7-го участка Ставропольского уезда были размещены части Красной армии, которые перевернули вверх дном все дела, архив и канцелярское имущество этих трех мировых судей, так что в целом виде не оста-лось ни одного дела, книги, бланков и т. д., все это было разорвано, свалено на пол и обращено в кучу мусора. Из камер судебных следователей 1-го и 2-го участков Ставропольского уезда были похищены и частью уничтожены многие вещественные доказательства по производившимся у них делам и уничтожены книги по их канцелярии и часть дел…


Советские чиновники. Первый справа – народный судья Сергей Николаевич Мозговой. 1923 г.

Председатель ревтрибунала Батулин принимал участие только в судебных заседаниях и очень редко в распорядительных. В большинстве случаев распорядительные заседания были в его отсутствии, и он скреплял только подписями протоколы, а в последнее время совершенно перестал посещать ревтрибунал».Относился ли председатель к своему делу безответственно, или его самого смущало «ничем не ограниченное право» ревтрибунала в определении меры репрессий? Сегодня, пожалуй, ответить на этот вопрос сложно.В задачи губюста входило также заведование местами заключения и организация принудительных общественных работ. Губернские тюрьмы находились в городах Ставрополь и Благодарный. Арестные помещения в остальных уездах находились в ведении отдела управления.Одной из декларируемых задач отдела юстиции была правовая помощь населению. На деле же отправление правосудия было затруднено из-за подчиненного положения суда. Советы законодательно декларировали независимость судопроизводства от ВКП, но зачастую необоснованно отзывали народных судей, а партийные руководители вмешивались в судебные процессы.Обстановка – идеологическая, экономическая, криминальная – была очень непростой. Рыскали по степи и банды головорезов-уголовников, и разрозненные повстанческие отряды. Под руку карающего закона попадали и те, и другие.Емельян Максимович Бирюков, председатель Ставропольского ревтрибунала. 23 марта 1920 г. начал действовать Ставропольский губернский отдел юстиции. Он состоял из общего, административно-хозяйственного, судебно-следственного и карательного подотделов. Кроме нотариальной части, подотдела опеки и попечительства, юрисконсультско-инструкторской части, при отделе работала «комиссия о расследовании злодеяний белой власти», а также «стол по проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства». Основной задачей отдела стала ликвидация старых судебных учреждений и создание новых.Эта задача выполнялась стремительно. Уже к апрелю 1920 г. в Ставропольской губернии было открыто 69 нарсудов, в уездных центрах учреждены бюро юстиции. Были так-же организованы коллегии защитников и обвинителей в гражданском процессе: в Ставрополе из десяти лиц, в уездных центрах – из трех. В губернии насчитывалось 29 участков народных следователей, восемь судебных исполнителей, двое из них – в Ставрополе. Работали и народные заседатели, их списки утверждались уездными исполкомами.23 мая 1920 г. губернским съездом народных судей был избран совет народных судей. В конце 1920 г. при совете и уездных бюро юстиции были открыты особые сессии народного суда, заседания которых велись под председательством членов президиума совнарсуда и председателей уездных бюро. Первым председателем совнарсуда стал Руднев, в 1921 г. его сменил Е. М. Бабичев. В 1922–1925 гг. на этом посту работал А. Бирюков. Быстрая смена судей на этом посту определялась по-рядками революционной эпохи.

Василий Головин, судебный исполнитель Ставропольского губернского суда. 1921 г. В. А. Головин, народный судья 4-го участка г. Ставрополя. Декабрь 1925 г. Вот примеры из краевой прессы 1921 г. На Тереке была захвачена шайка «во главе со знаменитым рецидивистом Васькой Золотой Зуб». В Медвеженском уезде «при загадочных обстоятельствах убит один из деятельных членов местного Коммунистического Союза Молодежи тов. Сергей Мишнев, юноша 17 лет. Ряд данных позволяет предположить, что убийство было совершено на политической почве». В с. Константиновском попался кулак Сурнев «за сокрытие 170 пудов хлеба пшеницы от продразверсток» и был приговорен к расстрелу. А в клубе пехотно-пулеметных курсов тем временем проводили литературный суд над героем «Преступления и наказания» Раскольниковым…Небогатое Ставрополье с трудом выносило налогово-продуктовые разнарядки. Но наказание нарушителей – вольных или невольных – было самым суровым. Расширялись функции ревтрибуналов: они рассматривали дела не только политического свойства, но и хозяйственные, должностные. Так, на выездной сессии Ставропольского губревтрибунала 29 мая 1921 г. слушалось дело по обвинению 26 человек – жителей с. Александровского, председателя Александровского волисполкома Косова и членов волисполкома – «в бездействии, халатности и несвоевременном выполнении продовольственных приказов о развёртывании и выполнении мясной, яичной, маслинной продповинностей и единовременного хлебного налога». По вынесенному ревтрибуналом приговору четверо были расстреляны, у них был конфискован «весь сельскохозяйственный живой и мёртвый инвентарь и весь посев». К высшей мере были приговорены еще трое, но, принимая во внимание их «политическую невоспитанность» и непонимание «заданий развёртывающихся революционных событий», суд заменил расстрел пятилетним заключением в лагерь принудительных работ с высылкой из пределов губернии и «конфискацией всего живого и мёртвого сельскохозяйственного инвентаря». Возможности ревтрибуналов в Ставрополье, как и по всей стране, оказались практически неограниченными.Окончание Гражданской войны и переход к НЭПу потребовали проведения судебной реформы. Положение о судоустройстве РСФСР 1922 г. зафиксировало создание в стране единой системы судебных органов, состоящей из народного суда, губернского суда и Верховного суда РСФСР, а с объединением советских республик в 1923 г. – Верховного суда СССР. Новая предельно централизованная судебная система не признавала «несменяемости судей, независимости судей и надклассового содержания их решений». Главенство партии и партийной идеологии над судебной ветвью власти вышло из области частных злоупотреблений и было фактически закреплено законодательно.