• тифлисские ворота

Поиск

История Ставрополья в
1777г. когда князь Григорий Потемкин, занимавший тогда пост  наместника
Астраханского, Новороссийского и
Азовского, представил Екатерине II доклад
«Об учреждении
линии от
Моздока до
Азова»


Вехи истории

24 июля 1822 г. 

Указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом». Указ предусматривал передачу производства всех судных дел по округам на уездные суды; предоставление залинейным народам права рассматривать гражданские споры на основании прежних обычаев или под наблюдением особо назначенных для этого чиновников, в уголовных же преступлениях подвергать военному суду; подчинение Моздокскому и Кизлярскому комендантам городской и земской полиции в этих округах.

Следственные приставы, надзиратели, полицмейстеры и другие

Сентября 15. Именной, объявленный Сенату Управлявшимъ Министерствомъ Юстицiи, Товарищемъ Министра. – О назначенiи Судебных Следователей въ Ставропольскую губернiю. Государь Императоръ, по представление Его Императорскаго Высочества Наместника Кавказскаго, признавъ полезнымъ иметь въ Ставропольской губернiи, по примеру внутреннихъ губернiй Имперiи, особыхъ Судебныхъ Следователей, Высочайше соизволилъ повелеть:

1. Назначить въ Ставропольской губернiи, съ 1-го Января будущаго 1865 года, 10-ть Судебныхъ Следователей, изъ нихъ для уездовъ: Ставропольскаго 4, Пятигорскаго 3, Кизлярскаго 2 и для заштатнаго города Моздока и участка его 1-го.

 2. Следователямъ симъ производить содержанiя по 800 рублей и на канцелярскiе и другiе расходы по 200 руб., всего по тысяче рублей серебромъ въ годъ каждому, обративъ потребный на это расходъ, составляющий всего десять тысячъ рублей серебромъ въ годъ, на государственное казначейство.

 3. Определение Судебныхъ Следователей въ Ставропольской губернiи, перемещенiе ихъ, и вообще заведыванiе ими подчинить правиламъ, установленнымъ но сему предмету вообще на Кавказе и за Кавказомъ.

Выдержка из указа о назначении новых должностей в Ставропольской губернии.


Для производства предварительного следствия учреждалась должность судебного следователя. В соответствии с указом императора Александра II от 8 июня 1860 г. в России были учреждены должности судебных следователей. До этого времени расследование по уголовным делам в большинстве случаев осуществлялось полицейскими чинами – следственными приставами уголовных дел (в крупных городах), квартальными надзирателями, полицмейстерами, частными и следственными приставами, в сельской местности – становыми приставами и другими полицейскими чинами, со-стоящими на службе в отделениях земских судов и управ благочиния.

По судебным уставам 1864 г., судебным следователям были присвоены права членов окружных судов, что означало их несменяемость. В силу данного положения лица, служившие в судебных учреждениях, были независимы в профессиональном отношении от административных органов. Судебный следователь состоял при окружном суде и производил предварительные следствия в пределах своего участка. В «Учреждении судебных установлений» был разработан механизм вступления в должность судебного следователя, в соответствии с которым право утверждения кандидатур судебных следователей принадлежало императору по представлению министра юстиции.В разделе 6 главы I «Учреждения судебных установлений» содержится ряд требований, которыми должен обладать кандидат на подобную должность. Значительное количество статей посвящено характеристикам образовательного, возрастного цензов и наличию опыта работы по судебному ведомству, необходимых для занятия данной должности. В Ставропольской губернии судебные следователи были назначены еще до открытия окружного суда. Указом императора Александра II от 15 сентября 1864 г. № 41275 «О назначении Судебных Следователей в Ставропольскую губернию» были назначены с 1 января 1865 г. 10 судебных следователей для уездов: Ставропольского – 4; Пятигорского – 3; Кизлярского – 2 и для г. Моздока –1. В этом же указе было назначено содержание по 800 рублей и на канцелярские расходы 200 рублей, всего по тысяче рублей серебром в год каждому. Здесь же указывалось, что назначение судебных следователей в Ставропольской губернии, а также их увольнение от должности подчинялось правилам, установленным в целом для Кавказа и Закавказья.В 1869 г. при Ставропольском окружном суде находились лишь следователи по важнейшим делам. Число судебных следователей уменьшилось до семи.

Судебные следователи по должности приравнивались к членам уездного суда. Соответственно, и контроль за их деятельностью осуществлялся судами. Нагрузка на каждого из них составляла 120–150 уголовных дел в год, а иногда и до 200–400 дел. По распоряжению наместника Кавказа с 1868 г. вводилось в действие и Положение о нотариальной части 1866 г. Чтобы найти на место нотариуса подходящего человека, было дано объявление в газете «Кавказ» об открытии новой должности. Непременным условием для ее занятия было внесение денежного залога. Залог требовался и от судебных приставов. Еще одним институтом, введенным судебной реформой 1864 г., стали присяжные поверенные, осуществлявшие судебную защиту. Они состояли при окружном суде или судебной палате и являлись государственными служащими. Требования для осуществления функций присяжных поверенных были определены «Правилами» от 29 июля 1874 г., в соответствии с которыми Ставропольским окружным судом. было вынесено определение о порядке их применения в округе с 29 августа 1874 г. 

Одним из таких присяжных поверенных был Григорий Николаевич Прозрителев (1849–1933 гг.). 

 Родился Григорий Николаевич в семье безземельного дворянина. Учился в Кубанской войсковой гимназии в Ейске, после окончания которой по-ступил на юридический факультет Петербургского университета (1868 г.), но вскоре перевелся в Московский университет. В 1881 г. был определен кандидатом на судебные должности при Ставропольском окружном суде, занимал должность адвоката окружного суда. Уже в советское время, в 1919 г., исполнял обязанности начальника юридического отдела губернского правления. 

Перу Г. Н. Прозрителева принадлежит более 200 научных работ, касающихся истории, этнографии и юриспруденции. К сожалению, одно из самых его интересных исследований – «Преступные типы Ставропольской губернии» – до настоящего времени не опубликовано, хранится в Ставропольском государственном историко-культурном и природно-ландшафтном музее-заповеднике им. Г. Н. Прозрителева и Г. К. Праве. 

  

Г. Н. Прозрителев в этом труде писал: «Среди убийц видное место занимают лица, осужденные за нанесение тяжких, опасных для жизни побоев, последствием которых была смерть убитого. Неся наказание, в некоторых случаях даже более тяжелое, чем за прямое убийство, эти преступники все-таки не могут быть причислены к типу «убийц» по профессии, так как во многих случаях действуют под влиянием не корысти, а в пылу раздражения, в драке, в ссоре из-за хозяйственных расчетов: захват огорода, захват воды для поливки и прочее.Тут, конечно, каторжные работы обусловливаются той же стойкостью, которую проявляет преступник, нанося удары тяжелым тупым орудием, вполне сознавая опасность их для жизни. Эти дела чисто бытового характера, и свирепость, жестокость, безжалостность, характеризующие эти преступления, свидетельствуют об условиях, в которых протекает повседневная жизнь такого человека, при случае делающегося преступником. Конечно, необузданность и непривычка сдерживать себя под влиянием сознания и чувства жалости играют здесь главную роль: грубость нравов создает подобных преступников. Примером может служить Ребров, осужденный в каторжные работы и отбывший срок наказания. Это хороший мастер-кузнец, живший зажиточно благодаря хорошему заработку, частью спортсмен, любитель рысистых лошадей, вполне добропорядочный семьянин в обыденной жизни. И вдруг делается преступником. Из-за пустого недоразумения и спора при работе в кузнице со своим молотобойцем он наносит ему кузнечным молотом тяжкие удары и другие побои, от которых тот умирает. Ясно, что только жестокостью в натуре Реброва и крайней грубостью его и можно объяснить этот случай.Чистым типом убийцы-разбойника являются те, кто сознательно ставит убийство способом, средством для достижения своих корыстных целей, не останавливаясь ни пред какими препятствиями. Яркими представителями этого рода преступников являются Вербицкий, Уманец, Кудлай и Листопад – убийца семьи Морина».

Живо интересуясь антропологией, Г. Н. Прозрителев, по-видимому, под влиянием теории Ломброзо, особое внимание пытался обратить на физиологические особенности преступников. Так, к примеру, в его описании выглядит убийца Вербицкий, поразивший в свое время Ставрополье жестокими преступлениями: «Кровавые похождения Вербицкого свидетельствуют о[б] особенной жестокости этого преступника. Вербицкий, смелый, и решительный, и необыкновенно находчивый человек, был долго неуловим, несмотря на то, что смело показывался в Ставрополе и других местах. По внешнему виду это был торговец-шабай, щегольски одетый, производивший симпатичное впечатление своими мягкими манерами, приятным голосом и предупредительностью в обращении. [Он был] высокого роста, красивое лицо с небольшими усами не изобличало свирепого преступника, но в нем резко бросалась в глаза очень маленькая голова сравнительно с его ростом. При свидании с ним я обратил на это внимание и думаю, что голова составляла двенадцатую часть его роста.Эта ненормальность дает возможность и тех злодейств, которые числятся на его совести».