• тифлисские ворота

Поиск

ПЕРВЫЙ СОСТАВ СТАВРОПОЛЬСКОГО ОКРУЖНОГО СУДА

Штукин М.П. – Председатель Ставропольского окружного суда

Аверкиев Д.Ф. – Товарищ (помощник) председателя Ставропольского окружного суда

Синельников В.Н. – Прокурор Ставропольского окружного суда

Вехи истории

12 ноября 1834 года

Сенатский Указ «Об определении в Кавказскую область гражданского губернатора», в соответствии с которым к нему переходили полномочия по вынесению окончательных приговоров по уголовным делам. Военно-судные дела оставались в полномочии военного губернатора, который возглавлял общее областное управление.

Суд Зарго

      Для управления калмыками в 1825, 1834 и 1847 гг. последовательно издавались особые правила. Согласно этим правилам, калмыки с 1825 г. находились в ведении Министерства внутренних дел, а с 1847 г. перешли в ведение Министерства имущественных отношений, а для их управления в г. Астрахани существовала Комиссия калмыцких дел. Непосредственное управление калмыками осуществлял пристав. 

     Гражданское судопроизводство осуществлялось калмыцким судом Зарго, а уголовные дела рассматривались «по общим государственным установлениям». К уголовным преступлениям относились: «1) измена; 2) неповиновение власти; 3) возмущение; 4) побег за границу с злым намерением и в связи с злодеями; 5) смертоубийство; 6) грабеж, насилие и подвод злодеев; 7) делание ложной монеты; 8) воровство свыше трех раз».

Утверждение российского правосудия в Ставропольской губернии

Клятвенное обещание свидетеля на судебном процессе. 1854 г.

     Решению суда Зарго подлежали такие дела, как угон скота и захват имущества, отлучки или самовольный переход от одного владельца к другому, «воровство-мошенничество на сумму не свыше 400 рублей и не более трех раз». 

      Низшей инстанцией являлся улусный суд, который рассматривал дела до 200 рублей. Суд Зарго решал окончательно дела до 400 рублей. Дела от 400 до 1000 рублей рассматривались в Комиссии по управлению калмыцким народом, а свыше 1000 рублей направлялись в Министерство внутренних дел. Калмыки, кочующие в Ставропольской губернии, по уголовным делам отвечали «в судебных местах Ставропольской губернии». 

     Указ от 10 июня 1858 г. «О порядке рассмотрения уголовных и гражданских дел, возникающих в пределах, лежащих между границами Ставропольской губернии и губерний Закавказского края», предусматривал передачу дел, возникавших на данных территориях, на рассмотрение в судебные учреждения Ставропольской губернии «до момента устройства на пограничных землях гражданского управления».  

     В связи с проведением новой границы между Ставропольской и Астраханской губерниями в 1860 г. в административные пределы Ставропольской губернии была включена «часть калмыцкой степи», с кочующими в ней калмыками и учрежденными в ее пределах станицами государственных крестьян. С переходом новой территории в ведомство Ставропольского губернского начальства был поднят вопрос об организации на ней полицейского надзора и судебной власти. В связи с указом от 10 июля 1861 г. «О определении в Ставропольский и Пятигорский земские суды еще по одному участковому заседателю» штат участковых заседателей обозначенных судов был пополнен одной дополнительной единицей, с тем чтобы один заседатель «имел в своем заведовании все станицы, расположенные по Царицынскому тракту, а также дела на всем пространстве земель бывшего Джембулуковского приставства; а другой, по Пятигорскому уезду, имел полицейский надзор за всеми землями, оставшимися после переселения в Турцию Калаусо-Саблинского и Бештовокумовского народов». Вводимые должности заседателей уравнивались в статусе с остальными участковыми заседателями Ставропольской губернии. 20 ноября 1863 г. последовало Высочайшее повеление о введении на Кавказе упрощенного судопроизводства, а 7 сентября 1864 г. утверждено Положение Кавказского комитета от 7 сентября 1864 г. «О распространении на Кавказский и Закавказский край общего постановления об освобождении начальников губерний от рассмотрения приговоров уголовных палат, подлежащих по закону ревизии Сената». В результате принятия данного документа приговоры судов Кавказского и Закавказского края, в их числе и Ставропольской губернии, подлежавшие ревизии Сената, поступали туда непосредственно из судов «второй степени», минуя наместника Кавказского.