• тифлисские ворота

Поиск

Дуэль Лермонтова

«Государь Император, Николай I повелеть соизволил: Майора Мартынова посадить в крепость на гауптвахту на три месяца и предать церковному покаянию».

Вехи истории

24 июля 1822 г. 

Указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом». Указ предусматривал передачу производства всех судных дел по округам на уездные суды; предоставление залинейным народам права рассматривать гражданские споры на основании прежних обычаев или под наблюдением особо назначенных для этого чиновников, в уголовных же преступлениях подвергать военному суду; подчинение Моздокскому и Кизлярскому комендантам городской и земской полиции в этих округах.

Учреждение для управления Кавказской области

Реформы генерала Ермолова привели к тому, что 24 июля 1822 г. был принят указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом» Реформы генерала Ермолова привели к тому, что 24 июля 1822 г. был принят указ «О переименовании Кавказской губернии областью и о назначении уездного города Ставрополя областным городом»
24.06.1822

Новая власть-новый суд!

Отгремел революционный 1917 год,разрушивший устои государственного строя. Претерпела глубокие перемены судебная ветвь власти:

на смену былой системе правосудия пришла новая. Идею социалистической законности большевики декларировали как основной принцип государственного устройства. Централизация судебной власти стала одной из первоочередных задач большевиков.

Суд Зарго

      Для управления калмыками в 1825, 1834 и 1847 гг. последовательно издавались особые правила. Согласно этим правилам, калмыки с 1825 г. находились в ведении Министерства внутренних дел, а с 1847 г. перешли в ведение Министерства имущественных отношений, а для их управления в г. Астрахани существовала Комиссия калмыцких дел. Непосредственное управление калмыками осуществлял пристав. 

     Гражданское судопроизводство осуществлялось калмыцким судом Зарго, а уголовные дела рассматривались «по общим государственным установлениям». К уголовным преступлениям относились: «1) измена; 2) неповиновение власти; 3) возмущение; 4) побег за границу с злым намерением и в связи с злодеями; 5) смертоубийство; 6) грабеж, насилие и подвод злодеев; 7) делание ложной монеты; 8) воровство свыше трех раз».

Утверждение Российского правосудия в Ставропольской губернии

История Ставрополья начинается задолго до того, как в составе Российской империи в 1847 г. появилась Ставропольская губерния. Как известно, в 1777 г. князь Григорий Потемкин, занимавший тогда пост наместника Астраханского, Новороссийского и Азовского, пред-ставил Екатерине II доклад «Об учреждении линии от Моздока до Азова»

24 апреля того же года появился монарший указ, предписывавший создание Азово-Моздокской оборонительной линии, поло-жившей начало активному заселению Предкавказья и Северного Кавказа.

Институт наместничества

30 января 1844 г. был издан Высочайший рескрипт на имя генерал-адъютанта графа Воронцова «О усилении прав главноуправляющего гражданской частью на Кавказе». Этим документом был восстановлен ранее уже применявшийся законодателем на Кавказе административный институт – наместничество.

Судебная реформа 1864 года и становление судебной системы в Ставропольской губернии

      Судебная реформа 1864 г. относится к числу событий, преобразовавших российскую действительность 1860–1870-х гг. 

     Подготовка к судебной реформе началась осенью 1861 г., когда были выработаны и высочайше одобрены «Основные положения преобразования судебной части в России», которые, в свою очередь, были опубликованы и разосланы для отзывов зарубежным юристам, а также на соответствующие университетские кафедры и в судебные учреждения. После обсуждения эти «Положения» легли в основу разработки «Судебных уставов». 

     В августе 1864 г. проекты уставов были внесены в Государственный совет, а после одобрения

Учреждение для управления Кавказской области

«Учреждение для управления Кавказской области»19, о котором так долго хлопотал генерал Ермолов, вступило в силу 6 февраля 1827 г., уже после отставки Ермолова с поста главноуправляющего и назначения на эту должность И. Ф. Паскевича. «Учреждение для управления Кавказской области» оказалось первым высочайше утвержденным особенным законодательным установлением для Северо- Кавказского региона. Статус этого нормативно-правового акта и широкий спектр регулируемых отношений свидетельствовали о его исключительном значении как для построения эффективной системы местной власти, так и для создания системы отправления правосудия.
24.07.1822

Ставропольская Палата уголовного и гражданского суда

Особой датой для Ставрополья стало принятие Именного указа, данного Сенату от 2 мая 1847 г. «О именовании Кавказской области Ставропольской губернией». «Учреждение для управления Кавказской области» от 1827 г. после издания Указа 1847 г. сохраняло свое действие, однако в дальнейшем стало именоваться «Учреждением управления Ставропольской губернии». 

Следственные приставы, надзиратели, полицмейстеры и другие

Для производства предварительного следствия учреждалась должность судебного следователя. В соответствии с указом императора Александра II от 8 июня 1860 г. в России были учреждены должности судебных следователей.

Волостные, станичные Волостные, станичные и суды инородцев

В ставропольских селах действовали и волостные суды, однако вне вновь созданной судебной системы, так как их деятельность регулировалась «Общим Положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» от 19 февраля 1861 г. Волостной суд создавался как суд сословный, однако законом не воспрещалось лицам других сословий также «отыскивать удовлетворения в волостном суде» . В его состав входили судьи, которые избирались ежегодно на волостном сходе в количестве от 4 до 12 человек, между которыми устанавливалась очередь в отправлении судейских обязанностей (не менее 3 человек в одном присутствии суда). Вознаграждение судьям устанавливалось по усмотрению волостного схода, при этом шло не за счет общественных сумм, а путем сбора с истца или виновного (50– 75 коп.). Кроме того, судьи освобождались от натуральных повинностей и телесного наказания.